Майкл Розенбаум побеседовал со Стивеном Амеллом

10-10-2018, 21:45
Майкл Розенбаум побеседовал со Стивеном Амеллом
Недавно в сети появился новый подкаст Майкла Розенбаума и он точно заинтересует всех поклонников сериала «Стрела», ведь собеседником ведущего стал Стивен Амелл. Актер довольно откровенно отвечал на многие из заданных вопросов, а так же дразнил фанатов спойлерами. Предлагаем вам прочитать первую часть подкаста, заботливо переведенную поклонниками Стивена.

Майкл: Cпасибо, что согласился на этот подкаст. Я волновался, что ты занятой человек, и твоё время дорого…
Стивен: Нет, это не проблема, я живу тут не далеко. Я мог бы придти сюда пешком, но приехал на машине как дурак, потому что после этого мне нужно забирать жену.
Майкл: Пешком ты бы вспотел, пока сюда добирался бы под солнцем.
Стивен: Да…
Майкл: А ты сильно потеешь?
Стивен: Я потею не больше чем другие люди, но у меня тенденция постоянно после выполнения тренировки не давать себе достаточно времени на то, чтобы остыть, так что из-за этого я начинаю сильно потеть в своей одежде.
Майкл: Думаешь ли ты, что нужно обязательно потеть, выполняя упражнения?
Стивен: Да.
Майкл: Потому что лично я три раза в неделю хожу в спортзал, поднимаю немного тяжестей, но не особо потею. Я делаю что-то не так?
Стивен: Мне кажется, это просто важно пропотеть. Не знаю, я не очень понимаю тех, кто не потеет. Я могу заниматься в классе силовой йоги, или даже сегодня, я был в спортзале на Сансет Стрит и выполнял ту же тренировку, что и другие люди, но с меня лился пот, а с них нет.
Майкл: Но ты в чудесной форме. Я смотрю на тебя – не в сексуальном плане смотрю… хотя может и… Но у тебя замечательное тело, я ни разу не видел ни одной твоей плохой фотографии, и уверен, что они все замечательные.
Стивен: О, нет, они существуют.
Майкл: И с одной стороны я завидую, но с другой стороны, я такой, боже, должно быть отстойно постоянно поддерживать себя в форме.
Стивен: Единственное, когда это меня раздражало, это когда в сериале бывало… Им даже пришлось разработать для этого подходящую инфраструктуру. Если это для вас важно, если вы хотите, чтобы я появлялся без майки в сериале, то какого чёрта вы кладёте пончики на столик с едой? Если вы хотите, чтобы я занимался в зале, то впишите это в мой график. Пусть мой вызов будет в 8 утра, но эти 8 утра будут началом тренировки в зале, а затем в 9:30 – появление в гримёрке. Так что я не то, чтобы воспротивился… Но иногда они говорили мне, что им нужно, чтобы я снялся в сцене без майки, а я говорил «нет».
Майкл: Роб, может, прекратишь уже фотографировать? Это прямо как фотосессия… У нас с Робом отличные отношения…
Стивен: Я заметил, я слушал ваш подкаст.
Майкл: Это так круто! Я люблю, когда мои коллеги и другие знаменитости слушают этот подкаст.
Стивен: Первый раз, когда я послушал ваш подкаст, это было с Томом Уэллингом… Я никогда прежде не слышал, как Том Уэллинг разговаривает, как он дает интервью…
Майкл: Он очень приватный парень.
Стивен: И в результате того, что он такой приватный, он для меня оброс легендами. Все истории, которые я о нём слышал, эти «мудрые сказания», которые существуют, будь это о его поведении на площадке или о его зарплате – я слышал это от членов съёмочной группы в Ванкувере, которые работали на «Тайнах Смолвиля». У нас есть тонна человек, которые работали там и до сих пор носят футболки с вечеринки в честь 200-т эпизодов…
Майкл: Правда? Работает ли у вас до сих пор Джей Ди?
Стивен: Да, он до сих пор работает.
Майкл: О, он мне сморкал нос в 1 сезоне, когда мы с ним нюхали кокаин. Мы оба этого больше не делаем, но тогда мы сильно навштырились… Но да, ты говорил о том, что не слышал ничего о Томе, кроме того, что рассказывали тебе эти ребята.
Стивен: Да. Одна из историй – это то, что он всё время носил шорты…
Майкл: И сандалии. О, да, потому что он довольно высокий, и он обычно был такой: «Какой у нас кадр? По пояс? Штаны спускаются!» И затем я тоже пытался это делать, но мне пришлось прекратить, потому что мне было сложно оставаться в характере. Какой Лекс Лютор без штанов?
Стивен: Я не могу себе позволить снять неудобные парадные туфли и надеть кроссовки, даже если это мой крупный план.
Майкл: Потому что ты чувствуешь, что ты вне характера?
Стивен: Так точно.
Майкл: Я это понимаю. Я могу прыгать туда-сюда между настроениями, я могу то смеяться, то быть серьёзным, но в том, что касается того, что я ношу…
Стивен: Я тоже. Вообще на площадке я стараюсь со всеми быть тем человеком, которым они хотят меня видеть. Если кто-то хочет посмеяться и пошутить, то замечательно. С Дэвидом Рэмси мы всегда шутим и прикалываемся. То же самое с Эмили, но например, Пол Блэкторн – невероятно серьёзный. Он приходит подготовленным, выучив текст вплоть до буквы. Актёр метода.
Майкл: Я просто не понимаю, как ты можешь оставаться актёром метода, когда ты работаешь на телевидении – то есть это ведь даже не сезон из 10 эпизодов. На мой взгляд, такой подход забирает слишком много энергии.
Стивен: Я работаю, исходя из натуры моей занятости в этом сериале, а именно того, что если я в эпизоде, то скорее всего это значит, что я снимаюсь в каждой сцене в течение всего дня, и у меня куча реплик, так что я учу больше сценарий в целом, а затем просто импровизирую. В то время как Пол… Бывают эпизоды, где он сильно занят, а бывают эпизоды, где у него всего две реплики. И возможно он цепляется за них немного крепче, чем я.
Майкл: Учишь ли ты реплики в день съёмок или вечером предыдущего дня?
Стивен: Нет, я читаю сценарий три раза, и всё.
Майкл: Подожди-подожди, ты так быстро запоминаешь слова?
Стивен: Я читаю сценарий три раза, потому что не всегда знаешь, что именно вы снимаете в тот или иной день. Мне легче придти и на месте понять, где я начинаю, и где заканчиваю. Но я уже так долго произношу речи Оливера в сериале, что к тому времени, как мы выставили сцену и прогнали её пару раз, я уже знаю весь текст.
Майкл: То есть ты три раза читаешь текст, а потом просто повторяешь в то время, как вы прогоняете сцену? За исключением больших речей?
Стивен: Нет, даже большие речи. Мне кажется, что эти сценарии так написаны, что я уже могу определить, когда какие-то вещи были туда помещены, чтобы удовлетворить людей со студии, либо с канала… Так что это не то, чтобы я взял одну речь и повёл её в совершенно другом направлении, но если эта речь имеет 80 слов, к тому времени, как я её произношу в сцене, она уменьшается до 50.
Майкл: То есть они тебе дают свободу сделать текст своим – или же они жёстко следят, чтобы ты произносил всё строго по сценарию?
Стивен: Нет.
Майкл: Слава богу! Если бы это было так, ты бы по-другому готовился?
Стивен: Конечно. Я не меняю направление, мы до сих пор начинаем в точке А и заканчиваем в точке Б, и также я очень слежу за тем, чтобы знать весь сценарий, чтобы быть в курсе, если мы делаем отсылку к чему-то, что было в начале сказано кем-то другим – тогда я всегда это делаю. Но я просто люблю немного всё это сжимать. Просто немного.
Майкл: Но мы отклонились от темы, ты говорил про Тома Уэллинга. Ты знал его только по историям…
Стивен: Да, одна из самых известных историй, это то, что когда вы достигли более поздних сезонов, Питер Рот [глава CW – прим. пер.] прилетел на частном самолёте и умолял Тома сняться ещё в одном сезоне. И я практически тут же спросил Тома об этом в Детройте, когда впервые его встретил на конвенте. И он просто посмотрел на меня такой и сказал: «Нет! Этого никогда не случалось».
Майкл: Но Питер Рот приглашал меня как-то на пару ужинов, пытаясь уговорить на ещё несколько сезонов. Но на тот момент я снялся уже в семи, и это было сложно. Мне нужно было брить голову на лысо каждый день… Но я отработал достаточно, 7 сезонов. Сколько у вас уже сезонов?
Стивен: У нас начинается 7 сезон.
Майкл: Я уже хотел больше комедий, и для меня это было сложно. Но я помню эти ужины. Я работал на этом канале (WB/CW) так много лет, и я снялся в стольких пилотах сериалов, что если их сложить вместе, то это было бы больше, чем у кого-либо – я был ветераном CW. И я помню, как мы ужинали, и он такой говорит: «Откуда ты, Майкл?» И мне было смешно, потому что мы тут из-за того, что он хочет уговорить меня сняться ещё в сезоне, а он даже не удосужился банально навести справки. Твоя секретарша могла бы подсказать тебе, что я из Индианы! Но он был милым человеком.
Стивен: Он хороший парень, и он олдскульный, как описывает его мой менеджер. Мы с ним иногда ходим на ланчи после завершения сезона, просто поболтать. Когда он представляет меня кому-то, он такой: «Это одна из наших звёзд!» И не знаю, есть в этом что-то олдскульное.
Майкл: И что же ты почерпнул из подкаста с Томом?
Стивен: Я просто слушал его истории, потому что у нас так много общего в этом пути. Слушать актёра, исполняющего главного персонажа в долгоиграющем сериале по комиксам и просто о его опыте, о трёх членах съёмочной группы, которые до сих пор у нас работают, о Глене Винтере…
Майкл: Да, отличный парень, он срежиссировал много пилотов.
Стивен: Он практически сформировал шаблон для нашего сериала. Он был оператором на пилоте, а затем срежиссировал 16-й эпизод 1 сезона, и он создал эти переходы между сценами из настоящего во флэшбеки. И многие другие вещи – то, как он их снял, стали визитной карточкой сериала.
Майкл: То есть он ещё и режиссировал ваш пилот?
Стивен: Нет, он был оператором. Дэвид Наттер режиссировал пилот.
Майкл: Дэвид Наттер режиссирует все пилоты!
Стивен: Да, Дэвид Наттер мне сказал, когда я только получил работу… Потому что он мне сказал это ещё до того, как я был одобрен Warner Bros. и CW… «Я нашёл Тома Уэллинга, я нашёл Джареда и Дженсена… А теперь тебя!» Он замечательный. Нет, Глен режиссировал 16 эпизод. Но пилот – это одно, на нём у вас есть 17 съёмочных дней и полмиллиона долларов, а затем это становится чем-то другим, когда вы переходите к реальному продакшну. И пока Глен не появился, мы не знали, что мы имеем, и что с этим делать.
Майкл: Ощущал ли ты, что сериал будет хитом? Вы никогда не знаете, но ощущал ли ты, что это то, что нужно миру прямо сейчас?
Стивен: Я ощущал, что сериал будет хитом – это ощущалось хорошо. Я помню, как смотрел пилот и показывал его моим друзьям в тот день, когда сериал утвердили. Эпизод начинается, и затем во 2 акте идёт сцена, где меня пытают, а потом я преследую и убиваю этих троих парней. Это становится мрачным довольно быстро. И в конце этой сцены я сворачиваю шею парню. И мой кузен Робби тут же, как началась реклама, повернулся ко мне, такой: «Какого хера?» И я подумал: «Окей, думаю, мы двигаемся в правильном направлении».
Майкл: Разве это не круто? Потому что ты много работал: ты был в «Жеребце», ты постоянно снимался в сериалах и в фильмах и делал всего по чуть-чуть. То есть ты мечешься между всем этим, и вдруг – «бум!» – ты получаешь большую роль.
Стивен: Да… У меня было 9 работ перед тем, как я получил «Стрелу» после того, как я переехал в Лос-Анджелес в 2010.
Майкл: «90210: Новое поколение»…
Стивен: Да, это была критически важная роль, потому что у них был тот же кастинг-директор, что и в «Стреле» – Дэвид Раппопорт.
Майкл: И он позвонил тебе и сказал: «Я хочу Стивена Амелла на эту роль»?
Стивен: Я был первым парнем, который прошёл прослушивание.
Майкл: Первый? Я был 700-м! Ведь перед этим я играл в основном в комедиях…
Стивен: Я тоже играл в комедиях – «Жеребец» был комедией. Я играл в канадском сериале «Rent-a-Goalie», это была комедия…
Майкл: Быть актёром – это много удачи. Эти удачи, конечно, вытекают из твоей подготовки и возможностей, но пробиться сложно.
Стивен: Я получил роль в «Стреле» только потому, что «Жеребца» закрыли. Третий сезон «Жеребца» был лучше по рейтингам чем первые сезоны, и он был очень хорошо принят критиками, но HBO, по сути, избавились от комедийного слота в 2011 году.
Майкл: Был ли ты тогда огорчён?
Стивен: Нуууу… да… Конечно. Я работал в «Частной Практике» в то же время – первая работа, которую мне именно предложили. И по иронии, я работал там с Эми Бреннеман, которая была моим любовным интересом, а она до этого работала с Томом Уэллингом, который был её любовным интересом [в сериале «Справедливая Эми – прим. пер.], и она была такая: «Ты идёшь на прослушивание в сериал «Стрела»? Ты получишь эту роль!» И я был такой: «О чём ты?» А она такая: «Том Уэллинг получил роль Супермена благодаря мне. И ты получишь роль Зелёной Стрелы благодаря мне!»… Но если бы «Жеребец» не закрыли, я был бы просто недоступен.
Майкл: Помнишь ли ты это прослушивание? Как ты себя чувствовал во время него? Волновался ли ты, пришлось ли тебе делать вид, что ты уверен, но на самом деле…
Стивен: Я чувствовал себя очень раскрепощённо во время прослушивания. Я помню каждый его момент. Как потом оказалось, Грег Берланти, который запустил все эти проекты, сказал Дэвиду Раппопорту и некоторым исполнительным продюсерам, которые там были: «Я буду у себя в офисе, позвоните мне, если будет кто-то интересный». И тут прихожу я. Дэвид Наттер тоже там был, и я читаю первые две сцены, а он сидит напротив и сильно наклоняется вперёд на своем стуле, уставившись на меня с эдакой странной улыбочкой. А затем он говорит: «Ты не против подождать снаружи секундочку?» Я ему: «Окей!» И они пошли в офис к Грегу: «Грег, мы нашли парня!» Грег им отвечает: «Ребята, вы просто взволнованы, вы не нашли никакого нахер парня». Прошло 10 минут. Затем ко мне подошёл Дэвид и позвал меня обратно в комнату, где неожиданно оказалось ещё 11 или 12 человек.
Майкл: Тебе нужно было снова прочитать?
Стивен: Да. И я жду замечаний, мол, что вы хотите, чтобы я сделал по-другому. И Дэвид говорит: «Можешь ли ты начать вторую сцену, отвернувшись, а затем в процессе повернуться на нас?» И я такой: «Угу, это всё?» И он такой: «Ага!» И я снова прочитал сцену… Затем они сказали: «Спасибо», и я вышел. Я позвонил своему агенту, такой: «Я знаю, что это не то, как делаются эти вещи, но я почти уверен, что получил эту работу»… И после этого Дэвид Наттер вызывал меня ещё пару раз для моего прослушивания с Питером Ротом и остальной командой WB, которое было очень уникальным. Я не знаю, как это было у тебя, но у меня это было не то чтобы прослушивание… Мы заходим в его офис, и Дэвид Наттер мне говорит: «Представь себе, будто это твой выход на ток-шоу «Сегодня вечером». Это то, что они в тебе ищут – чтобы ты зашёл в комнату, где много людей, и чтобы ты всех их покорил. Веди себя как лидер». И Дэвид меня также предупредил, что Питер Рот – любитель обниматься. Я захожу, и он тут же заключает меня в объятия, такой: «Стивен, я слышал, что ты канадец!» И я отвечаю: «Не сегодня, мистер Рот, не сегодня!» И комната засмеялась, и вижу, что Дэвид смотрит на меня безумными глазами и с двумя большими пальцами вверх. И если честно, я не думаю, что моё прослушивание перед ними имело какое-либо нахрен значение после этого.
Майкл: Потому что ты ему уже понравился. Ты завоевал расположение как ведущий актер.
Майкл: Ты имел много ролей, но ты ни разу не был ведущим актером. И насколько я знаю, каналы в этом случае постараются заплатить тебе как можно меньше. Потому что они думают: он никогда не был ведущим актером, так что мы не будем платить ему много. Ты не помнишь, каким был твой договор?
Стивен: Мне тогда было плевать на то, каким был договор. Если бы они сказали мне, чтобы я сам им платил 200 долларов за эпизод, я бы это сделал – я бы снимался первый сезон бесплатно.
Майкл: Твои агенты и адвокаты выбили для тебя такой договор, какой могли.
Стивен: Это был честный договор. У меня не было никакой квоты, я никогда раньше не имел регулярную роль в сериале… Технически, я был в регулярном составе в «Жеребце», но я должен был быть переведен на зарплату регулярного актёра только с 4 сезона, если бы он состоялся. А он не состоялся. Так что это был очень честный договор. Я имею в виду, конечно, первое что они попытались сделать, это нанять меня как канадца. И это было большим «нет».
Майкл: Ооо… Я объясню, что это такое: если вас нанимают, как канадца, то вам платят…
Стивен: …меньше и вы не получаете никаких отчислений.
Майкл: Представляете? Никаких отчислений. И они пытались провернуть это с тобой? Это жестоко!
Стивен: Ну, это был только разговор, и мой агент тут же его закрыл. После чего экономист сам смутился, такой: «Мне пришлось это спросить!»
Майкл: Да, потому что если бы он спас для компании больше денег, то сам бы он получил больше. А когда ты осознал свою «ценность»? Ты знал, что сериал стал хитом. Обычно после 2 сезона у вас происходят повторные переговоры – это то, что было у нас. И ты такой говоришь: «Знаете что? Мне нужно поменять тут кое-что». Потому что когда ты только начинаешь сериал, ты готов на всё, ты готов сниматься бесконечность, готов на любые часы съёмок, но затем приходит время, когда ты осознаешь: «Нет, мне нужно лучше спать». Все эти вещи происходят, и это звучит обычным делом для людей в индустрии, но люди со стороны будут такие: «О, бросьте, это же актёрство, разве это сложно?» Но когда ты ведущий актёр, и ты снимаешься по 16 часов в день, должно придти время, когда ты будешь такой: «Нет, завтра вы не заставите меня встать».
Стивен: Это произошло со мной очень рано. Я помню, что мы снимали 8 эпизод. В ранние дни мы не много делали пересъёмок, но они были недовольны некоторыми элементами 5 эпизода. Они не могли придумать, как Оливер будет общаться с людьми, которых он знает. Что звучит очень просто сейчас – дайте ему грёбанный модулятор голоса! Но в реале это была лишь седьмая идея из предложенных.
Майкл: Вы пытались заставить говорить его с акцентом? (смех)
Стивен: Нет, один из способов, который они пытались провернуть, когда я начал общаться с Лорел, это они ставили нас в 5 метрах друг от друга, и мы надевали наушники и шептали – это не имеет никакого смысла сейчас, но тогда мы работали так по 16 часов уже несколько недель. Приходить по воскресеньям и делать это – я в костюме Стрелы, у меня грёбанный грим на глазах… И было где-то 11:15 вечера, когда второй ассистент режиссёра сказал мне: «Твой вызов завтра – в 11:15 утра». И я ответил: «Я ещё не закончил съёмки. Я не могу… Лагерь находится в 20 минутах отсюда. Там я ещё сниму грим…» И он говорит: «По контракту, твой вызов в 11:15. И я не обязан давать тебе никаких объяснений». И я сказал: «Окей. Я тебе скажу это прямо сейчас, и я скажу это перед людьми, чтобы все это знали. Я сяду в машину завтра в то же самое время утром, в которое я сяду сегодня ночью. И не минутой раньше. И если бы ты повёл себя с немного большим тактом, возможно мы бы договорились о чём-то, но ты этого не сделал, так что когда кто-нибудь спросит, почему мы начинаем позже, чем все этого хотят, тебе придётся сказать, что это была твоя вина».
Майкл: (смех) Вау.
Стивен: Тобой пытаются помыкать, но я понял свою «ценность» довольно рано. Но когда ты достигаешь этих первых повторных переговоров, это странно, потому что это становится…
Майкл: Это становится личным.
Стивен: Это становится немного личным… Единственная проблема, которую я имел в первые пару лет, это то, что где-то до конца 2 сезона я был 4-м или 5-м высокооплачиваемым участником каста.
Майкл: Что?
Стивен: Потому что у меня не было квоты.
Майкл: Но ты же главный актёр!
Стивен: Я знаю!
Майкл: Хотя точно, это так работает, думаю, так было и в «Тайнах Смолвилля». Я зарабатывал больше Тома в первом сезоне. Но затем, конечно, вещи поменялись.
Стивен: Так что они мне дали, как они это назвали, «подарок» после 2 сезона, то есть они повысили мне зарплату без того, чтобы просить от меня что-то взамен. И мой уговор был довольно прост, я сказал: «Если честно, то я работаю гораздо больше, чем все остальные». И особенно в 1 и 2 сезонах – тогда это было гораздо более диспропорционально, чем сейчас. И думаю, что кто-то из каста зарабатывал «X» денег, и они мне предложили: «Окей, твоя новая зарплата будет «X» минус 250 долларов за эпизод». И я был такой: «Что вы делаете? Это не самая большая сумма денег». И они сказали: «Это самая большая сумма с учётом всех 23 эпизодов, потому что зарабатывающий больше тебя человек не будет задействован во всех эпизодах». И я был такой, технически вы правы. Но это оставило небольшой дерьмовый привкус в моём рту. Небольшой.
Майкл: Это замечательно, что ты это говоришь. На мой взгляд, если мой бизнес процветает, то я сам буду хотеть, чтобы мои работники от этого имели выгоду и были счастливы ходить на работу каждый день.
Стивен: Мы актёры. И мы чувствительные. И мы всё принимаем близко к сердцу. Так что это сложно. Также это непросто спорить с Warner Bros. Television. Потому что они в этом бизнесе уже вечность.
Майкл: Разве тебя может кто-то заменить?
Стивен: Конечно. Сущность «Стрелы» больше чем я. Я заменяем.
Майкл: Ты незаменим, они тебя не заменят. Они знают, что ты – причина успеха, и это то, почему сериал называется «Стрела». Так что ты должен знать себе цену вместо того, чтобы стесняться. Ты должен быть такой: «Хей, я Стрела. Не хочу быть засранцем и просить слишком много, но я также хочу получать то, что я заслуживаю».
Стивен: Да, когда у меня состоялись мои прошлые переговоры, это было не весело. Это было не весело, потому что у меня много друзей, которые были в схожих ситуациях. Поэтому я знал, каковы были реальные цифры.
Майкл: Ты знал заработок Тома?
Стивен: Да, я знал. Я очень хорошо дружу с Джаредом Падалеки, и он поделился со мной информацией, которой поделился с ним Том. Все стараются помогать друг другу. И я поделюсь этой информацией с людьми, которым это тоже окажется полезным. Но когда я услышал финальное предложение, то я был такой: «Это круто, я доволен моим нынешним договором» – после чего последовала гробовая тишина в течение нескольких недель. А затем у нас начались съёмки нашего большого кроссовера, на который у меня ещё не было контракта… Потому что я его ещё не подписал.
Майкл: Ты упомянул кроссовер. Ты его снимаешь во время сезона?
Стивен: Да.
Майкл: Как они снимают сцены, где ты есть?
Стивен: Это начиналось с того, что Оливер, Диггл и Фелисити едут в Централ-Сити, а затем Барри, Циско и Айрис [на самом деле, Кейтлин – прим. пер.] приезжают в Стар-Сити. И на этом всё. Это всё равно было сложно, потому что они к этому подошли как к обычному ходу продакшна, но графики сильно перемешались. Во «Флэше» уже начинали съемки их 8-го эпизода, пока мы были ещё на нашем 7-м. А потом они перешли к своему 9 эпизоду ещё до того, как мы закончили свой 8-й. И из-за того, что кроссовер происходил в восьмых эпизодах, то там просто не было никакого простора для манёвра. Только к этому году они начали закладывать в график выходные. Некоторые продакшны стали вырубаться на пару дней, так что вы могли за это время нормально перемещать актёров.
Майкл: А как они это делают? Полагаю, ты получаешь свою договорную зарплату в другом сериале, и они вписывают это в бюджет?
Стивен: Это не то, как бы они хотели делать вещи, на самом деле. Самый первый раз, когда я это сделал, это когда я появился в пилоте «Флэша». И это была одна сцена. Но не имеет значения, если у тебя только одна сцена – ведь это одна сцена с узнаваемым персонажем, за которого я привык получать определённую сумму долларов, играя его в телевизионном шоу. Так что это вызвало у них некоторую неприязнь, но когда дело дошло до реальных переговоров, я решил, что для меня будет выгодно согласиться на немного меньшую сумму во время кроссоверов, потому что в конечном счёте мой финансовый стимул в сериале вращается вокруг моего заработка за эпизод в «Стреле». Я появляюсь во «Флэше» или «Супергёрл» не на столько много часов в день. Правда, по иронии, теперь это превратилось в полноценные эпизоды – то, как они в прошлый раз снимали кроссовер…
Майкл: Сложно было держать в уме последовательность?
Стивен: Это очень сложно. Это четыре сценария, которые мне нужно было прочитать по три раза. Мы также имеем дело с четырьмя разными режиссёрами. И я всегда уделяю время с режиссёрами на то, чтобы просто договориться типа: «Окей-окей, где мы сейчас? Ага… Какой сериал? Угу… Значит, это наша 3 часть… Окей, что сейчас случилось?» И просто убеждаюсь в том, где я нахожусь. Мне нравится посещать другие площадки. Единственная вещь, которую я бы изменил в кроссоверах, это я бы создал один мастер-список персонажей, и выдал бы всем номера. Чтобы понять, что я имею в виду, я приведу пример «Стрелы»: у нас в сериале я иду под номером 1, Дэвид Рэмси – под номером 2 и так далее. Но когда я появляюсь в «Легендах», то там я иду под номером 77. И было бы удобно – не только для меня, но и для всего кроссовера – в контексте конкретно этого кроссовера обозначить всем номера соответственно их экранному времени. Если я больше всех занят в кроссовере – а я был в том году – то относитесь ко мне как номеру 1. Ставьте моё время в приоритет и учитывайте его, чтобы я мог успеть переместиться с одной площадки на другую или же имел время на отдых. Но сейчас каждый сериал ставит в приоритет своих собственных актёров. И это нормально, я понимаю это. Просто лично я делал бы это по-другому.
Майкл: С каким сериалом тебе нравится больше всего совершать кроссовер? Любимая группа актёров? Знаю, что это сложный вопрос.
Стивен: Нет, мне нравится больше всего совершать кроссовер со «Флэшем». Потому что есть что-то особенное в том, чтобы снимать сцены с Грантом. Я люблю снимать сцены с ним, в этой динамике что-то есть.
Майкл: Ваши разные энергии. Ты снимаешься в 22 эпизодах в год, так?
Стивен: У нас 22 эпизода в этом году, и 23 эпизода было первые 6 лет.
Майкл: Плюс кроссоверы…
Стивен: Плюс кроссоверы.
Майкл: Значит, вы снимаете где-то 28-30 эпизодов в год? Такое чувство, что ты работаешь 300 дней в году из 365!
Стивен: О боже, я даже не знаю. И это иронично, потому что когда я впервые переехал в Лос-Анджелес, я основывал успех полностью на том, сколько дней я работаю. Это была моя цель в 2011 – провести как минимум 100 дней на площадке.
Майкл: У меня обратная цель – работать как можно меньше…
Стивен: Тебе хорошо, когда ты становишься регулярным персонажем, и у тебя стабильная зарплата за эпизод. Но когда ты просто приглашённая звезда, то ты получаешь столько, сколько часов ты снимаешься, так что ты хочешь всегда находиться на площадке.
Майкл: Как говорят про актёров, сначала они такие: «Я хочу работать, хочу работать!» – «Окей, ты нанят» – «Ох, когда же у меня будут выходные?» То есть ты всё время работаешь. Мы с Томом говорили на этот счёт, и я спросил его, мог бы он повторить это сейчас? И он сказал «нет». Ему 45, мне 40… Ты начал сниматься, когда тебе было 28?
Стивен: Я переехал в Лос-Анджелес, когда мне было 28. Я получил роль в «Стреле», когда мне было 30.
Майкл: Сколько тебе сейчас?
Стивен: 37.
Майкл: Думаешь ли ты, что ты мог бы начать «Стрелу» прямо сейчас?
Стивен: Я бы не взялся за «Стрелу» прямо сейчас.
Майкл: Почему?
Стивен: Потому что моя жизнь изменилась. Моя жизнь – в Лос-Анджелесе. Я понимаю, почему я до сих пор это делаю, но если бы это закончилось, и кто-то пришёл ко мне и сказал, что у них есть для меня ведущая роль в новом сериале, я бы спросил: «Перед тем, как вы мне что-либо скажете, где он будет сниматься?» И если бы они сказали, что в Ванкувере, то я бы спросил «Окей, когда и как много эпизодов?» И если бы количество было бы больше 10, то я бы сказал «нет».
Майкл: Если бы тебе сказали, что это 10 эпизодов, это Ванкувер, это «Netflix»…
Стивен: 10 эпизодов, которые начинают сниматься в июне? Это идеально, большое спасибо.


Перевод: Dora Maar для группы https://vk.com/stephen.amell
Комментарии (0)


Вопрос:
Жидкое, а не вода,белое, а не снег (Ответ: Молоко)
Комментарий не должен содержать оскорблений,
нецензурных слов, рекламу или ссылки на другие сайты